Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Политика

Альянс «социально близких»

 

 (Арабский халифат, Википедия)
 

В конце прошлой недели произошло событие, не слишком привлекшее к себе внимание, но весьма символическое – а именно, визит в Газу Абу Мусаби, лидера «Вилайят Синай», вассала «Исламского государства», и его переговоры с руководством боевого крыла ХАМАСа. И дело даже не в том, что это стало подтверждением давно известного факта сотрудничества двух группировок. Дело в том, что ХАМАС, клиент Ирана, с ведома и благословения Ирана, сотрудничает с ИГ - заклятым врагом этого же Ирана.  
И это далеко не первый случай, когда две ненавистные друг друга системы объединяются против всего остального мира: от Египта ас-Сиси до «сионистов» и «крестоносцев». Непостижимый, противоречивый, но несомненный феномен нашего времени. 

 

(Флаг "аль-Каиды")

«Пакт Молотова – Риббентропа» - восточный вариант

Трудно сказать, что именно двигало Бараком Обамой и его советниками (точнее советницами, и, прежде всего, американкой иранской  происхождения Валери Джарретт), когда он сделав ставку на Тегеран, фактически принял «Pax Irana». Есть одно единственное объяснение  этому решению (если отбросить конспиративные теории) – Обама исходил из вечного принципа «враг моего врага – мой друг». Как, впрочем, и ЕС, озвучивший в лице Федерики Могарини идею «альянса цивилизаций» (т.е., Запада и Ирана) в борьбе с террором (т.е. ИГ)». 
Поскольку главный враг США и Запада в целом – «Исламское государство», то лучше всего опереться на те силы в регионе, которые более всего ненавидят строителей нового Халифата. Т.е., Иран и шиитов. В этом подходе есть своя логика, но в данном случае она не работает. И если бы строители «нового Ближнего Востока» удосужились углубиться в историю – и прошлого столетия, и самого региона последних лет, то без труда обнаружили несостоятельность своих «конструктивных» и таких прагматических подходов.
Сунниты и шииты, действительно, боятся, презирают и ненавидят друг друга. Но это вовсе не значит, что они не готовы взаимодействовать друг с другом перед лицом общих врагов и вызовов, и тому есть несколько причин.  
Первая лежит в плоскости религии. Все мусульманское общество являет собой «умму», и традиция обязывает отбросить все разногласия между членами «уммы» в момент, когда ей грозит опасность. А с точки зрения, и шиитов, и суннитов, ислам сталкивается со смертельной угрозой – военной, политической и культурной, и исходит она от извечного непримиримого врага – «крестоносцев», т.е., Запада.
Второй момент, скорее, коренится в сфере психологической, нежели политической. Патриархальные ближневосточные народы и сообщества испытывают смертельную ненависть к западной демократии, и готовы на союз с самим шайтаном, чтобы уничтожить эту демократию, воплощающую для них язычество, деградацию, распад и кощунство над божественными законами. Любой режим, объявляющий войну этой демократии, автоматически становится их союзником: нацисты, столь популярные среди арабов во время войны, советские и китайские атеисты.  Иран и «моджахеды» - «Аль-Каида» и ИГ – несмотря на взаимную ненависть, выражаясь терминологией Солженицына, «социально близкие», и отлично понимают друг друга. Как понимали друг друга и даже симпатизировали друг другу Сталин и Гитлер. Это – родственные системы, сиамские близнецы: они готовы вцепиться друг другу в горло, но, прежде всего, жаждут гибели Запада.
Третий момент – тактический. Оба злейшие врага пока что нужны друг другу. Иран нуждается в ИГ – пока есть ИГ, внимание Запада будет приковано к этим изуверам, а значит, Тегеран получает негласный карт-бланш Запада и может реализовывать свои далеко идущие планы. Что и происходит в Йемене, Бахрейне, Ливане, Кувейте и по всему Ближнему Востоку. ИГ со своей стороны нуждается в Иране, ибо что, как ни Иран, шиитский режим в Багдаде и отступники-алавиты в Дамаске, способно наилучшим образом сплотить разрозненные суннитские племена и фракции Ирака, Сирии и Ливана?
Главная схватка впереди, но пока формула «враг мой – брат мой» действует весьма эффективна, как это было в конце 30-х годов в Европе. «Пакт Молотова – Риббентропа»  на восточный манер.

 

(Иран, Википедия)

«Меч Правосудия» в руках Исламской республики

История взаимодействия между Ираном и его злейшим врагом – «джихадистами» – берет начало с момента возникновения «аль-Каиды». 
Именно в Иране в начале прошлого десятилетия находили убежище активисты «аль-Каиды». Более того, Иран был мостом, по которому шло непрерывное движение «моджахедов» с Востока на Запада, и с Запада на Восток. 
В 2005 году стала известна переписка в интернете одного из «генералов» «аль-Каиды» Саифа Аделя («Меч Правосудия»). Из этой переписки, ставшей известной западным спецслужбам, вырисовывалась картина участия Ирана в деятельности «аль-Каиды». «Меч Правосудия», как явствует из этих документов, координировал свои действия с Абу-Мусабом Заркауи, «правой рукой» Усамы бин-Ладена. Цель была втянуть США в войну на истощение в Ираке, и Иран всячески способствовал их усилиям. 
С 2007 года Иран и воинство Осамы бин-Ладена поддерживали контакты посредством саудовца Сахель эль-Кэрави. Эль-Кэрави – создатель подразделения «аль-Каиды» «Бригады Абдуллы Аззама», координировал их деятельность из …Ирана. Здесь, под эгидой иранских спецслужб, он чувствовал себя в полной безопасности. Периодически он покидал гостеприимный Иран для вербовки будущих воинов «джихада» в Саудовской Аравии и других государствах Персидского залива. Эль-Кэрави, с благословения аятолл, осуществил серию терактов в Саудовской Аравии, пытался (правда, неудачно) похитить американцев в этой стране, готовил диверсии в ОАЭ и американской военной базе в Иордании. Он же стоял за попыткой подрыва японского танкера в Ормузском проливе в 2010 году и неудавшимся терактом в лондонском аэропорту Хитроу.
Сегодня, по утверждению Wall Street Journal, аятоллы поддерживают других своих злейших врагов – талибов – деньгами и оружием. Более того, Иран способствует рекруту и подготовке афганских боевиков. Полевые командиры «Талибана» получают от иранских спонсоров зарплату в 580 долларов в месяц – немалые деньги в нищем Афганистане. 
Тысячи боевиков-суннитов из Пакистана, Афганистана и Ирака (предположительно, до 15 тысяч), используются Ираном в качестве наемников в борьбе с суннитскими же формированиями в Сирии. Этим «солдатам удачи» вовсе не мешает тот факт, что сражаются они на стороне «отступников» против правоверных. Как и во все времена и во всех культурах, «деньги не пахнут».  
Но более всего, этот «не священный альянс» проявляется в Сирии, где поддерживаемый Тегераном режим Асада успешно сотрудничает с ИГ против их общих противников.

(Апокалипсис, Википедия)

Дружба на нефти

Сотрудничество это столь же разнообразно, сколь и плодотворно. Хотя ИГ оккупирует более половины территории Сирии, боевая авиация Асада все свои усилия сосредотачивала на бомбардировке позиций фракций, воюющих с ИГ. «Хизбалла» сражается с «Джабхат ан-Нусра», группировками Сирийской свободной армии и кем угодно еще. Но только не с ИГ. Иран не заинтересован в ослаблении ИГ – пока есть эта структура, иранцы могут беспрепятственно распространять свое влияние по всему Ближнему Востоку. 
В результате ИГ и режим в Дамаске уже длительное время координируют между собой действия против остальных группировок, входящих в «Джаиш эль-Фатах» и Сирийскую свободную армию. Когда в июне нынешнего года ИГ начало наступление в провинции Аллепо, стремясь блокировать продвижение этих формирований, Асад поддержал их бомбардировками с воздуха. То же самое повторилось в провинции Дараа на юге Сирии. 
К соображения геополитическим добавляются и экономические – более прозаические. 
После того, как ИГ захватило древнюю Пальмиру с прилегающими нефтяными и газовыми полями, Асад, с согласия опять-таки Тегерана, вступил в партнерские отношения с аль-Багдади. 
Суть эти отношений проста и называется она в переводе с политического языка на житейский «баш на баш». ИГ располагает нефтью, но лишено технических специалистов, которые способны разрабатывать нефтяные и газовые скважины. У режима Асада специалисты есть, но наблюдается острый дефицит энергоносителей и, соответственно, электроэнергии. В результате стороны пришли к практике натурального обмена: Дамаск поставляет ИГ специалистов, а ИГ в обмен на эти услуги поставляет нефть режиму. ИГ получал постоянные приток нефтедолларов в свою казну за счет продаж режиму Асаду и Турции (прибыль оценивалась в несколько миллионов долларов в день – во всяком случае, до последнего времени). Дамаск – энергоносители и электроэнергию для контролируемых им районов. 
Асад и ИГ совместно используют тепловую станцию в Алеппо – ИГ получает 60% электроэнергии, Дамаск - 40%. 
Технические специалисты из Дамаска получают не только защиту и покровительство ИГ, но в некоторых случаях – даже двойную зарплату: и от Асада, и от Халифта. Профессионалы везде и всегда приветствуются. Защитой пользуется и местное сирийское население, занятое на нефтяных разработках.  
Главный посредник на переговорах между двумя архи-врагами – сирийский бизнесмен, христианин Джордж Хасвани, доверенное лицо клана Асадов. 
Сотрудничество не прекратилось даже после того, как союзники и Россия начали бомбить нефтяные скважины Пальмиры.

(Аятолла Хомайни, Википедия)

Мурси плюс Ахмадинеджад – братья навек

На другом полюсе Ближнего Востока, в Синае, мы наблюдаем сходную картину. 
Здесь Иран поддерживает и направляет «Вилайят Синай» посредством ХАМАСа, снабжая «джихадистов» оружием и оперативной информацией. Именно ХАМАС, при поддержке шиитской «Хизбаллы» и соответственно – Ирана, способствовал приходу к власти в Египте «Мусульманских братьев», освободив из каирской тюрьмы главарей этой группировки, а затем возглавляли карательные акции «братьев» во время демонстраций против режима Мурси. Египтяне, уже после свержения Мурси, обвиняли ХАМАС в резне своих военнослужащих в августе 2013 года в Эль-Арише и попытках доставки на Синай через туннели в Рафиахе установок «град». В Газе скрывается «духовный наставник» «братьев» Махмуд Эззат, здесь же располагаются тренировочные лагеря, где проходят подготовку будущие «джихадисты», засылаемые в Синай и собственно Египет. 
Это тайное сотрудничество открыто приветствуется Тегераном, который поддерживает «Мусульманских братьев» - колыбель радикального исламизма, ответвлением которого стала «аль-Каида», давшая, в свою очередь, начало ИГ. 
В марте нынешнего года, бывший заместитель главы военной разведки Египта заявил телеканалу Al-Arabiya, что Мурси вел с иранцами переговоры о создании спецподразделения, которое должно было со временем подменить египетские силы безопасности. Мурси также пригласил в Каир Ахмадинеджада, вел переговоры о сотрудничестве с Исламской республикой, и готовился наводнить страну иранскими «туристами», имевшими такое же отношение к туризму, как наркодиллеры – к театру оперы и балета.
И шиитский Иран, и Халифат испытывают одинаковую ненависть к ас-Сиси. Ирония в том, что Запад выступает на стороне и «Мусульманских братьев», как «умеренного ислама», и Ирана, как источника «стабильности и безопасности» (воспользуемся определением той же Могарини). Смешно, если бы не столь грустно, звучат и заверения отечественных руководителей, генералов и политологов, что если свергнуть ХАМАС, то «будет хуже». Хуже не будет – по той причине, что хуже некуда… Ибо ХАМАС – связующее звено между Ираном и ИГ, несмотря на критику своих единоверцев в Газе «воинами Халифата». 

Вера в то, что два заклятых врага Запада и Израиля сцепятся в смертельной схватке и перегрызут друг другу глотку, наивна. Возможно, это и произойдет, как это произошло 22 июня 1941 года, но до этого они успеют совместными усилиями поставить на колени и Запад, Израиль и светские режимы Ближнего Востока. И миру придется еще долго пожинать плоды недалекого и близорукого прагматизма западных лидеров.

 

Категория: Политика | Добавил: Alex (13.01.2016)
Просмотров: 108 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: