Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Прошлое и настоящее

Сирия: Россия против Запада – игра в одни ворота

Алексей Боголюбов «Русский флот после Афонского сражения» (Википедия)

Западные лидеры, СМИ и эксперты наперебой повторяют очевидное: Кремль стремиться спасти Асада. При этом главное остается вне фокуса их внимания. Речь идет не только о Сирии. Речь идет о двух полярных мировоззрениях, двух мирах, несовместимых друг с другом. 
На одном полюсе – уходящая в века традиция, основанная на приоритете национальных интересов и восприятие себя как Империи.
На другом – шизофренический букет из дилетантизма, прекраснодушия, неомарксисистской идеологии, квази-религиозных утопий о триумфе всеобщей демократии для всех, «здесь и сейчас», извращенных до неузнаваемости идей о правах человеках и гражданских свободах.
Первое мироощущение порождает расчетливую и циничную, но предсказуемую политику. 
Второе мостит дорогу в ад. 
Какие геополитические цели преследует Москва в Сирии?
У Москвы всего два союзника на Ближнем Востоке – Иран и Сирия. В Кремле пришли к выводу, что без прямого российского вмешательство Асад обречен, а «Хизбалла» и Корпус стражей иранской революции долго не выстают под натиском исламистов. В случае падения режима Асада, под угрозой оказывается и иранский режим. Ливан вместе с «Хизбаллой» окажутся безнадежно потерянными, шиитское правительство в Ираке – под угрозой «джихадистов». Москва в этом случае утрачивает свое влияние на Ближнем Востоке - ситуация немыслимая для Кремля. 
Обама может сколько угодно питать иллюзии, что иранские аятоллы станут союзниками США на Ближнем Востоке, но ничего кроме презрения к нему в Тегеране не испытывают. У мулл уже есть друзья, и они сидят не в Вашингтоне, а в Москве. Обе стороны согласовывают каждый шаг. Иранский генерал Касем Сулеймани дважды посещал Москву – в августе и середине сентября, где встречался с Путиным и с министром обороны Сергеем Шойгу. С российской стороны, непрерывную связь между Тегераном и Москвой поддерживает представитель Путина на Ближнем Востоке, заместитель главы МИДа Михаил Богданов.  
Второй ключевой момент связан с угрозой исламистов. Призывы Путина бороться с ИГ – не просто риторика. Поражение Асада станет триумфом «джихадистов», и пламя «зеленой революции» под знаменем Пророка неизбежно перекинется на мусульманские регионы России – Кавказ, Татарстан и Башкирию. Заполыхать может «Мягкое подбрюшье» России –светские мусульманские республики  Средней Азии. 15-17 сентября в Душанбе состоялся саммит Организации Договора о коллективной безопасности с участием президентов России, Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. Душанбе – столица Таджикистана – была выбрана не случайно: это форпост России на границе с Афганистаном. Сюда, помимо «Талибана», уже проникают агенты ИГ, и в Москве осведомлены об этом. Путин заверил президента Таджикистана Эмомали Рахмона, что Россия не оставит его в беде, но остановить продвижение ИГ нельзя, оставаясь в обороне, и Путин предпочитает наступление. В отличие от европейцев Россия не принимает назад «джихадистов», отправившихся сражаться за Халифат, – здесь предпочитают уничтожать их в Сирии. Одной из главных целей русских в Сирии станут чеченские боевики, проникающие в Сирию через Турцию. Русские намерены развернуть на них охоту, и для этой охоты в Латакию уже прибыли ударные вертолеты Ми-28 "Ночной охотник". 
Момент третий – с 18-го столетия Российская империя, а потом и СССР, стремились утвердить свое присутствие в «южных морях» - в Средиземноморье. Это превращало Россию в ведущего игрока мировой политики, позволяло ей выйти за пределы евразийских степей и диктовать Западу свои условия. Путин на протяжении уже ряда лет делает ставку именно на развитие ВМФ, который превратился в мощную силу. Цель России сохранить Латакию – главную опорную базу в Средиземном море и создать новые базы. Бездарная политика Обамы позволила России установить доверительные отношения с ас-Сиси, и сегодня обе страны ведут переговоры о строительстве военно-морской базы в Египте. Восточное Средиземноморье становится российским – то, что было проблематично перед лицом таких противников, как Пальмерстон, Дизраэли, Черчилль и Рейган, смехотворно легко с Обамой. 
Момент четвертый – Россия стремится показать всему миру: она - держава, которая ни при каких обстоятельствах не бросает на произвол судьбы своих друзей и союзников. Путин не оставил в беде Асада в критическую минуту, и тем самым дала понять – все пути урегулирования ведут в Рим, т.е., в Москву. Урок не прошел даром. Отныне все страны региона обращаются за посредничеством не в Вашингтон, Париж или Лондон, но к Кремлю. Обамой они цинично манипулируют, получая от него оружие и технологии, но именно в России видят силу, которая способна влиять на события. В Москве уже побывали арабские шейхи: министр иностранных дел ОАЭ шейх Абдуллы бин Заида, министры обороны и иностранных дел Саудовской Аравии - принцы Салман и Адель аль-Джубейра. 
Россия - не союзник Израиля, но с Путином Нетаниягу куда легче найти общий язык, чем Обама, и предотвратить наиболее неблагоприятные сценарии, как поставку С-300 и модернизированного оружия «Хизбалле». Любопытно, что в интервью российским СМИ во время предыдущего визита в Москву, Нетаниягу подчеркивал превосходное взаимопонимание с Путиным. 
Насколько мне известно, Москва готова продолжить Нетаниягу сделку: участие «Газпрома» в разработке газового месторождения «Левиафан» на северной границе Израиля. В противном случае, Кремль даст понять, что «не сможет» влиять на Иран и «Хизбаллу». Шантаж? Да, но, по крайней мере, намного более осмысленный, чем требования немедленно вернуться у «границам Освенцима». 
Момент пятый – Россия наделяет себя миссией защитницы христианских меньшинств Ближнего Востока, подобно тому, как она защищала православные церкви в 19 веке, а Британия в лице лорд Шефтсбери – евреев на Святой земле. С 2012 года эту роль осуществляет Императорское Православное Палестинское Общество во главе с Патриархом Кирилл, главой МИДа Сергеем Лавровым и мэром Москвы Сергеем Собянином.
И, наконец, за всеми этими усилиями Москвы стоит глубинная, хранимая в веках вера в свою правоту и свое божественное предназначение, и недаром в России сегодня выпячивают преемственность от Византии.
Что противопоставляет России Запад? Он предает своих союзников, поощряя злейших врагов. Предает бессмысленно, бездарно, во вред самому себе. Запад предал Каддафи, с которым успешно сотрудничал, и который сдерживал исламский фундаментализм и орды мигрантов из Африки. Предал Мубарака, а потом попытался загнать в угол ас-Сиси - во имя «Мусульманских братьев», ненавидящих Запад. Предал бывшего президента Йемена Абдуллу Салаха, который помогал в борьбе с «аль-Каидой». Предал Израиль, Саудовскую Аравию и княжества Персидского залива во имя провальной сделки с Ираном, который жаждет уничтожения США и не скрывает этого. Предает – подло, лицемерно, трусливо – Израиль – свой последний оплот на Ближнем Востоке: во имя мифического «палестинского народа», которого никогда не существовало. Этого изобретения КГБ и арабских режимов, ставшего «священной коровой» постмодернизма. Предает дружественных курдов - во имя «хороших отношений» с психопатом Эрдоганом, ненавидящего Запад ничуть не меньше Али Хаменеи. Предал во имя догмата политкорректности христиан Ближнего Востока, связанных пуповиной с христианской цивилизацией. 
Россия создает империю, Запад занят саморазрушением. Это «суицидальный синдром» во имя «прогрессивного мышления», убившего и прогресс, и само мышление. История не любит идиотов – тем более, «полезных идиотов».


* The “Great Game” was the strategic rivalry between the British Empire and the Russian Empire for supremacy in Asia.  

 

Защита и поддержка христиан – одна из приоритетных задач ИППО

Категория: Прошлое и настоящее | Добавил: Alex (23.09.2015)
Просмотров: 67 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: